Александр Жигулин: «В Единой Лиге ВТБ «Астане» реально выигрывать у всех»

06.04.2017, 14:30    Просмотры: 328
Источник: Президентский клуб «Астана»
Автор:

История Александра Жигулина в какой-то степени напоминает сказку. Попав в баскетбол совершенно случайно из-за высокого роста в родном поселке Осакаровка, что между столицей и Карагандой, он в одночасье получил статус самого перспективного казахстанского игрока. К 16 годам Жигулин успел отыграть в двух профессиональных клубах, выиграл «серебро» молодежного чемпионата Азии, побывал на чемпионате мира и попал на карандаш к скаутам самой «Барселоны». Проведя пять лет в Испании, в прошлом году Жигулин вернулся на родину и подписал контракт с «Астаной».  В конце апреля этому двухметровому таланту исполнится всего 23, а его делами занимается представитель известного американского агентства. В интервью сайту Президентского клуба «Астана» Александр Жигулин рассказал свою непростую, но очень интересную историю.

ДОТЯНУТЬСЯ ДО ДЖОРДАНА

- Поселок Осакаровка в Карагандинской области насчитывает около десяти тысяч жителей. Десять лет назад, когда ты в возрасте 12-13 лет попал в большой баскетбол, было и того меньше. Честно говоря, это напоминает сказку о Золушке — прошло несколько лет и ты оказался в «Барселоне».

- В тот момент, конечно, было такое ощущение. У меня был сильный взрыв эмоций. Когда мне такое предложили, я был в шоке. Много думал о том, как я поеду один заграницу, тем более, на долгое время. Был совсем молодой еще. Ну, ничего, не без происшествий, но я туда поехал.  До того, как предложение поступило, я был там неделю на просмотре и через пару месяцев мне позвонили и сказали собирать чемоданы. Посоветовался с родными. Подумал — я же уехал из Осакаровки в Капчагай, почему бы не уехать в Барселону? (смеется) Там меня встретили, помогли, по любым вопросам оказывали помощь. За молодежью там очень хорошо следили.

- Не подумал в тот момент — вот теперь я стану Майклом Джорданом?

- Если честно, я не был фанатом баскетбола, пока им не занялся.  У себя в поселке я постоянно играл в волейбол. А в баскетбол меня брали чисто из-за роста. Потом, когда начал играть… Джордан, конечно, идол. Но из игроков НБА мне всегда импонировал и импонирует Кармело Энтони, который сейчас играет за Нью-Йорк. Импонирует, потому что я раньше играл на той же позиции четвертого номера. Он, правда, еще и третьего играл, а я никогда. Меня даже не учили на третьего номера. Баскетболист в Европе, на которого я всегда смотрел, это Терренс Моррис. Он в свое время играл за ЦСКА, потом за «Барселону». Мне удалось даже с ним немного потренироваться вместе, потому что меня приглашали на тренировки к первому составу. Он мне нравился тем, что тоже играл на четвертой позиции, но все делал так легко! У него легкость в движении, легкость в броске, понимание игры. Мне нравилось, как он принимает решение, как он отдает пас. Я думал — я хочу играть на такой же позиции и хочу играть так же!

- С Джорданом ведь тоже удалось встретиться?

- В 2009 году пригласили на Jordan Brand Classic в Вильнюс, там было 40 игроков из Европы, я был один казахстанец. Потом отобрали десятку лучших, куда вошел и я, для участия в All Star в Нью-Йорке, в Madison Square Garden. Экипировку подарили, кроссовки, мы такие счастливые были! И уже в Нью-Йорке была незабываемая встреча с Джорданом, тренировки, звезды НБА.  Картер к нам приходил, когда мы в боулинг играли во время развлекательной программы. Моя команда, кстати, в All Star выиграла. И участие в этом повлияло на то, что меня пригласили в «Барселону».

- Расскажи про период, за который ты сделал скачок из казахстанского поселка в топовый клуб. Ты же сначала попал в команду Капчагая.

-  С ребятами с нашего района поехали играть в баскетбол в Караганду. Я ничего не умел. Был «деревяшкой». Но меня взяли из-за роста. И там Василий Васильевич Феданов, сын которого играл в Капчагае, сказал, что приедет тренер и предложил приехать на просмотр. Тренеру я подошел. Мне было 12-13 лет. Приехал в клуб «Капчагай» — мяч хороший, такого раньше не трогал, форма не баскетбольная, кроссовки — не баскетбольные. (смеется)

- В смысле?

- Я не знал, что такое профессиональные баскетбольные кроссовки. (смеется) Я просто не знал! В «Капчагае» была взрослая команда и «молодежка». И кстати, молодежная команда разделялась на три возрастные категории, еще и девчонки были. В то время в баскетболе это было одно из лучших мест для молодежи в Казахстане. Там были и тренеры, и условия. Мы жили на съемной квартире, была женщина, которая нам готовила, следила за нами.  В «Капчагае» со мной начал работать Александр Иванович Аксиненко, который являлся тренером взрослой команды. Суровый такой тренер, спуску не давал. Но он воспитывал нас не только как баскетболистов, но и как людей. В тот юношеский период как раз нужен был такой человек. Через три года у спонсора возникли трудности и финансирование команды прекратилось. А оставалось играть еще полгода в чемпионате, и Аксиненко очень много своих средств вложил. И после этого сезона костяк команды, в том числе и я, уехал в костанайский «Тобол». Там я отыграл еще полсезона и поехал в «Барселону».

- Ты же попался на глаза скаутам во время игр за сборную?

- Да, я неплохо выступил на молодежном чемпионате мира в Новой Зеландии, и после этого меня заметили и прислали официальное приглашение.

- Тебе же пришлось выплатить «Тоболу» неустойку в полмиллиона тенге?

- Это все было правильно. Контракт разрывался по моей инициативе, я должен был выплатить неустойку.

БАРСЕЛОНСКИЕ ИГРЫ

- Если в «Капчагае» тебя удивили кроссовки, то что удивило в «Барселоне»?

- Там, конечно, совсем другой уровень.  Другой уровень отношения к спорту, к самой жизни. Но это ведь один из баскетбольных грандов в Европе, поэтому там есть все. А ты только тренируйся и играй. Например, я начал очень часто болеть ангиной, которая протекала в тяжелой форме. И мне сказали в клубе, что по окончанию сезона удалят гланды. И вот на следующий же день после окончания сезона меня положили в больницу, сделали операцию, я восстановился и только потом улетел домой. Все за счет клуба. Тогда после Казахстана меня это, конечно, удивило.

- Жил на базе?

- Первые полгода я жил в резиденции, это тип базы. Она была на «Камп Ноу». Смотрели там матчи футбольные. Так что болею я только за «Барсу». Потом жил в квартирах, которые снимал клуб. Они всегда были возле резиденции. Потом резиденцию с «Камп Ноу» перенесли в спортивный городок, там построили новую базу. Была своя столовая даже.

- По сути, можно было вообще не тратиться, вплоть до еды?

- По сути, да. Но мы с ребятами выбирались в рестораны, в кино.

- Поклонники, поклонницы появились?

- Персональные нет. Я играл в «молодежке», во втором составе «Барсы». Если люди видели, что я из «Барсы», фотографировались, брали автографы. Но такого бешенного фанатизма не было. Вот если бы я играл в первом составе, это было бы другое дело.

- Почему же не попал в первый состав?

- Второй состав «Барсы», он назывался «Барса B», играл во второй лиге. Хорошая, кстати, лига. Нас постоянно привлекали на тренировки, на сборы с первой командой. Но с переходом в первую команду было очень сложно. Грубо говоря, в первую команду практически никого из второго состава не брали.

- Почему?

- Потому что это «Барса». Они могут подписать такого игрока, который выиграет Евролигу. Они лучше подпишут 30-летнего чемпиона Евролиги. Да, они будут развивать молодежь, привлекать, но ты будешь во втором составе. Потом у меня закончился контракт, я отыграл там два года, и решил сменить команду. Потому что второй состав уже отправляли в третий, спустили еще на лигу ниже, на замену подходили ребята из юниорской команды, которые сразу попадали во второй состав. И после сезона мне поступило предложение из Уэска, Арагон.

- Ты считался легионером в Испании?

- Нет. Если там отыгрываешь три года в «молодежке», то легионером уже не считаешься. Если я сейчас поеду в Испанию, то не буду легионером, я буду играть как испанец.

- Испанский успел выучить за те годы?

- Испанский выучил. И сейчас могу говорить на нем запросто, потому что с агентом на него разговариваю. Учил язык первые полгода. Мне наняли репетитора, и потом после перерыва еще были занятия. Все оплачивала «Барселона». Вкупе потребовалось восемь месяцев на обучение. Могу говорить, писать, читать на испанском.

- Тебя действительно называли в Испании Фигулин?

- Да, особенности испанской транскрипции. Фамилия пишется как Zhigulin. А в испанском Z читается как «С», а вторая H не произносится. Вот и был там Сигулин, Фигулин.

- Когда в твоей жизни появился агент?

- Агент появился сразу же, как я приехал в Испанию. Он буквально на следующий день сам на меня вышел. Его зовут Энрике, он бывший игрок мадридского «Реала». Представляет лос-анджелесское агентство BDA Sports. 

- У тебя сейчас один из самых крутых агентов в команде?

- В BDA Sports очень много звезд НБА, известных европейских игроков. А мой агент является главным представителем по Европе. У него очень много хороших игроков. И то, что он мной заинтересовался, мне очень лестно. 

НАЗАД В БУДУЩЕЕ

- Итак, Испании ты отыграл пять лет. Твое приглашение в «Астану» в Казахстане обсуждалось давно, а у тебя какие были еще варианты?

- Были предложения и от испанских клубов. Но я и по дому соскучился, хотел быть поближе к семье, и ВТБ очень неплохая лига, очень перспективная, одна из сильнейших в Европе. Вообще, когда открыли «Астану», меня это, конечно, очень обрадовало. Это бесспорно дало толчок к развитию этого вида спорта. Хотя, в целом по стране сейчас не очень хорошая ситуация, так как в Нацлиге всего три команды играет — мы, «Барсы» и «Каспий».  Чтобы состоялся «финал четырех», будет привлечен «Тобол» из высшей лиги. Мы за этот сезон, наверное, по восемь матчей с каждой из них сыграли. Надеюсь, ситуация изменится. Хотелось бы, чтобы и другие клубы подтягивались к столичному, но это уже не от «Астаны» зависит. Астана сделала все, что от нее зависит. А судьба других команд в руках регионов.

- Ты был на открытии детской академии в Астане, как тебе там?

- Все отлично. Такая академия, бесспорно, нужна в столице, тем более, когда есть такой клуб как «Астана». Пусть академия процветает. Чем больше ребята будет заниматься, тем лучше. Пусть находятся перспективные ребята, открываются новые таланты. Это действительно очень крутой проект!

- Еще бы собственная арена была, да?

- Мне велотрек нравится, но он не наш. И он течет. Каждый год приходится переносить. Иногда играем в Караганде, если возникают проблемы с залом. Недавно матчи Нацлиги играли в Назарбаев Университете, потому что велотрек забрали для празднования «Наурыза». Если будет своя арена, вообще круто будет. 

- Не так давно вы вернулись с Кубка Казахстана, который выиграли без участия легионеров. Легко все прошло?

-  Прошло все интересно, захватывающе. Мы старались доказать, что в «Астане» собраны лучшие казахстанские игроки, и мы это сделали. 

- Впереди еще «финал четырех» Нацлиги, где тоже практически не будет легионеров. Важно реабилитироваться за прошлый сезон, когда не стали чемпионами?

- Прошлый сезон нужно забыть, как страшный сон. «Барсам» и «Каспию», которые играют с нами в Нацлиге, мы в этом сезоне еще не разу не проигрывали. Но первым соперником будет «Тобол» из высшей лиги.  Но легко не будет, потому что на «Астану» всегда настраиваются по-особенному. Но нам надо выигрывать по любому. 

- До окончания регулярного чемпионата Единой лиги ВТБ осталось несколько матчей, пока вы идете восьмыми, и в плей-офф выходит как раз восемь команд. Можно отметить, что в команде не наблюдается никакого мандража по этому поводу.

- Да его, наверное, и нет. Могу сказать, что в Лиге ВТБ в любой игре сложно. Результат будет зависеть от того, как мы настроимся, какую мы покажем игру. А выиграть реально у всех. И мы будем стараться это делать.

ВЫШЕ НЕ НАДО

- Можешь вспомнить, когда ты в последний раз смотрел на кого-то снизу вверх?

- Да каждую игру так смотрю. (смеется) Я же сейчас играю центрового, в основном, вокруг все ребята побольше, помощнее. А вот в жизни даже не помню. В моей семье я самый высокий, среди друзей я самый высокий, иду по улице — тоже самый высокий. Вообще, я всегда был самый высокий. Еще со школы. Я когда начал заниматься баскетболом, уже рост 192-194 сантиметра.  Сейчас 205, надеюсь, больше не вырасту.

- Где испытываешь наибольшее неудобство, связанное с ростом?

- В самолете. Это ужасно. Очень сильно болят колени после перелетов. Единственное место в самолете, где более-менее удобно, это аварийные места. Командой летаем, в основном, через Москву. Это 3 — 3,5 часа в самолете, и потом еще пересадка. Это самое утомляющее, что может быть! А вот в командном автобусе — один на два сиденья, и ноги можно вытянуть!

- Какие сейчас мечты у баскетболиста Александра Жигулина?

- Мечта одна — быть игроком хорошего уровня, высокого уровня, добиться каких-то результатов в жизни, попробовать себя еще на международной арене. Стать профессиональным игроком с большой буквы.